Ценные кадры



Img_0035-18-12-18-09-32
Илья Зибарев

Финансист, инвестор


Когда 13 лет назад я пришел в Альфа-Банк, то был уверен (и не я один): корпоративные клиенты – наше все. Но спустя несколько лет стало очевидно, что розница генерирует куда больший денежный поток и существенно повышает капитализацию банка. То же самое, на мой взгляд, может произойти и в нашей киноиндустрии, когда она станет доступна для розницы. Магия кино мне не чужда – плюс я соприкасаюсь с этим миром через благотворительность – не первый год являюсь попечителем Фонда Хабенского. В уже прошлом, 2018 году мы с Константином Хабенским придумали, как привлечь средства частных лиц в киноиндустрию, и вложились в стартап по созданию платформы – маркетплейса для краудинвестинга в кино и другой видеоконтент. Это совершенно новый системный источник финансирования кинобизнеса.

Сейчас в России в кино инвестируют преимущественно Фонд кино и Министерство культуры плюс определенное количество частных инвесторов. Этого мало, да и государственные деньги, на мой взгляд, не должны тратиться на фильмы, есть более глобальные и актуальные задачи. Но если сейчас эти 6 млрд в год исчезнут, это нанесет серьезный удар по индустрии, которая пока не стала открытой и понятной для крупных инвесторов и практически недоступна для инвесторов с чеком 10–20 тысяч рублей. Сейчас «частники» могут вложиться в производство фильмов только с огромными усилиями, привлекая знакомства, и стартовая сумма должна быть весьма велика, иначе с ними просто не будут разговаривать, да и риски подобных вложений «по знакомству» серьезные. Меж тем это перспективный рынок, который к тому же показал все признаки жизни и роста в прошлом-позапрошлом годах: вышло несколько хороших блокбастеров – «Время первых», «Движение вверх», «Лед», «Аритмия», «Я худею» – публика снова начала охотно ходить в кино на отечественные картины. Надо отметить существенный рост качества и количества сериалов – чего только стоит один «Метод».

Венчур вместо ICO

Встал вопрос, как именно привлекать частный капитал. Сначала ICO показалось мне весьма привлекательной формой как привлечения капитала, так и быстрого развития бизнеса. Я изначально отвечаю в CinemaOne за финансы и развитие бизнеса, Константин – партнер по кино (и не единственный – сейчас мы договорились с еще двумя крупными фигурами, потом их станет больше), но нам нужен был третий партнер, разбирающийся в криптоистории. Сначала мы позвали в проект компанию из США (не буду ее рекламировать), но в процессе работы наши подходы к бизнесу и пути разошлись. Найти замену оказалось очень сложно: на рынке мало компаний, которые готовы не просто провести для вас ICO, но и нести за это ответственность. Плюс мне не нравилось, что в крипте силен спекулятивный эффект, а мы не про спекуляцию, а про нормальный, классический бизнес. Так что при планировании стратегии привлечения инвесторов мы решили отказаться от криптового названия Cinematix, создали новый бренд CinemaOne для российского и глобального рынка и пошли по более близкому и понятному нам пути классического венчурного привлечения капитала.

Думаю, и ICO бы сработало – фамилии в списке учредителей внушают доверие и привлекли бы частных инвесторов. Кроме того, ICO – хороший инструмент не только для привлечения инвестиций со всего мира, но и для быстрого глобального развития. Но сейчас, например, у нас на ближнем горизонте два стратегических инвестора в бизнес, и им очень важно, откуда приходят деньги. А на ICO сложно сделать KYC и понять, откуда пришли каждые конкретные 1000 долларов.

Нам важно привлечь не только деньги в проекты, но и институциональных инвесторов в платформу, которые системно помогли бы нам в развитии бизнеса. В приоритете контентные компании вроде Facebook, Яндекс или Mail.ru, проекты Блаватника, у которых уже есть подписчики. Уже сейчас понятно, что будущее за стриминговым TV, таким как Netflix и HBO, и такими сервисами, как наша платформа и маркетплейс.

Киномаркетплейс для всех желающих

CinemaOne не задумывался как краудфандинговая платформа, его задача – не поднять всем миром отдельные проекты, а поменять кинорынок и добавить туда инвестиционный канал частных розничных денег. Киноиндустрия у нас пока слабенькая, но так когда-то говорили и про банковскую. Платформа – это маркетплейс, где продюсер выставляет свой продукт, а инвестор покупает. Наша задача – обеспечить стандарт продаж и качество продукции, задача продюсера – сделать так, чтобы кино было максимально коммерчески привлекательным, определить, какой объем прав он может отдать частным инвесторам (чем больше, тем, скорее всего, инвесторам интереснее). Учитывая, что в ПИФы ежемесячно уходит 10 млрд, думаю, миллиард от этого объема вполне может пойти через нашу платформу на кинопроекты.

Инвестировать на CinemaOne можно будет и деньгами, и в криптовалюте, в начале года мы уже планируем поставить на платформу несколько фильмов. Они будут проходить отбор нашим экспертным советом под руководством Константина – важно, чтобы качество заявки было высоким, в конце концов, мы отвечаем своей репутацией за работу платформы. Если все в порядке, эксперты посмотрели ролик про фильм, почитали сценарий, с актерами подписаны договоры, режиссеры и продюсеры известные – почему бы такому фильму не состояться. Чтобы люди могли нивелировать риски, мы будем предлагать пакетное инвестирование – возможность вкладываться в несколько фильмов сразу, из которых один гипотетически выстрелит, один выйдет в ноль, а один, возможно, провалится. Можно будет, конечно, вкладываться в любимого актера или режиссера. На платформе будут появляться не только художественные фильмы, но и документальные, и ­мультфильмы.

Собранные деньги будут аккумулироваться на эскроу-счете и выдаваться продюсерам поэтапно, по мере выполнения графика работ, чтобы обезопасить вложения.

Продюсерам, с которыми мы обсуждали новую платформу, интересно – причем не только молодым, наиболее нуждающимся в инвестициях, но и вполне маститым. И это хорошо: чем больше они собирают денег, тем больше снимают фильмов. У нас ведь, увы, пока нет своих Sony Pictures или Warner Brothers, готовых инвестировать в кино. Вложения в кинобизнес – элитарная история во всем мире, но в тех же Штатах туда инвестируют банки, у нас – нет. А мы переносим на кинорынок все банковские правила. Я вижу, как делается новое кино, вижу, как создателям сложно. Открытый публичный инвестиционный инструмент предполагает чуть больше контроля, но и мотивация будет другая.

По сути, CinemaOne – платформа для любого видеоконтента. Если состоятельный человек хочет поддержать то направление, что ему близко (природа и так далее), стимулировать популяризацию важных для него тем на профессиональной основе, мы даем ему такую возможность. Один хайнет уже заявил, что хочет на нашей платформе учредить свой грант, чтобы мы отбирали дебютантов по его требованиям. Хорошее документальное кино можно снять за 1 млн рублей. Важна и эмоциональная составляющая: ты не просто вкладываешься, ты знакомишься с актерами, режиссером, появляешься в титрах, попадаешь на закрытые показы. В твою жизнь входит кино – а оно было и остается магией.

Деньги в идею

Я не занимаюсь сейчас банкингом – мне не очень нравится текущая банковская система, она очень огосударствилась. А я восемь лет отработал в Альфа-Банке и хорошо знаю, что такое независимый банк и рыночный дух. Идти сейчас кризис-менеджером в банк – неблагодарное дело: тебя никто не любит, включая акционеров.

Я совершенно не против банковской истории, но думаю, что она уже пройдена, – да, все еще можно сделать из одного банка другой, получше, но для меня это не мерило успеха. Если рынок будет возвращаться (а думаю, что это произойдет в условиях сильной конкуренции между госбанками) – может быть, вернусь и я.

А пока что после выхода из «Русского стандарта» в прошлом году у меня появилось время для развития благотворительных инициатив и таких начинаний, как CinemaOne или мой проект по привлечению денег в восстановление усадеб – его я тоже подаю как инвестиционный, 3000 усадеб в России вполне можно сделать экономически целесообразными.



Распечатать