Как повысить роль компаний в достижении целей устойчивого развития



Генеральный секретарь Конференции Организации Объединённых Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД) Мукиса Китуйи поделился своими мыслями о состоянии и перспективах мировой экономики в Москве на встрече в Международном союзе экономистов, где состоялся круглый стол «Роль бизнеса в обеспечении целей устойчивого развития».

Негативные кризисные тренды

Восстановление глобальной экономики всё ещё остаётся очень хрупким. Это ясно видно на примере прямых иностранных инвестиций, которые всё ещё не вернулись к докризисному уровню. Мы очень чётко видим глобальную тенденцию к снижению прибыльности прямых иностранных инвестиций. И это происходит во многих странах.

Следующий тренд: мы видим развертывание политики протекционизма, которую, в основном, используют США и Китай, кроме того, существует нестабильность доходов из-за автоматизации производства, и это ведёт к тому, что многие задумываются, стоит ли инвестировать в производствоёмкие компании.

Следующий момент. Сейчас очень чётко прослеживается тенденция к тому, что в глобальных производственно-сбытовых цепочках очень большую роль начинают играть препроизводственные и постпроизводственные процессам, то есть, проектирование продуктов, логистика, транспортировка произведённых товаров. Этим секторам уделяется больше внимания, чем непосредственно производству. Также мы видим, что, с одной стороны, протекционизм, а с другой стороны, развитие технологий серьёзно влияет на производственно-сбытовые цепочки. Они становятся короче. Сейчас путь от производителя к конечному потребителю намного короче, чем он был 10 лет назад.

Важный вызов, который мы выделяем, это, конечно же, бремя корпоративного и государственного долга. МВФ подчеркивает, что сейчас долговое бремя очень серьезно угрожает экономикам развивающихся стран и экономикам в переходном статусе. Это означает, что те из нас, кто говорил о необходимости внедрения механизмов борьбы с долговым бременем, должны сегодня вернуться к отстаиванию такой необходимости для того, чтобы не повторить того, что происходило во многих странах, например, в Аргентине, когда они столкнулись с серьёзным долговым кризисом и сильно пострадали от этого.

Нестабильность международных институтов

Что ещё нас волнует с глобальной точки зрения? Это хрупкость многосторонних институтов, хрупкость многосторонних связей, в особенности в торговой сфере. Мы видим, как международная торговля страдает от недостатка стабильности, от недостатка предсказуемости. Мы должны иметь стабильные институты, стабильные организации, которые будут работать с целым рядом проблем в торговле. Многие сейчас призывают к реформе ВТО, многие говорят об опасности торговой войны между США и Китаем, многие говорят об опасности новой холодной войны между Америкой и Россией.

Как видите, факторов риска много, но я напомню, что Всемирная торговая организация была учреждена как международный институт, который будет бороться за процветание стран в сфере торговли. Сейчас мы очень часто слышим критику по поводу того, что в ВТО все работают, чтобы сделать так, чтобы чей-то голос был слышен громче, чем голос других стран, что это всё конъюнктура, а не реальная борьба за процветание. Многие говорят о всё возрастающей роли БРИКС, о том, что мало внимания уделяется развивающимся экономикам.

Важный технический момент. В июле ушел на пенсию один из арбитражных судей Всемирной торговой организации, но в последнее время США постоянно блокируют попытки заменить судей, которые сидят в Арбитражном суде ВТО. И если США не изменит такой позиции, то весь механизм просто перестанет работать, поскольку один из судей ушел на пенсию, к сентябрю их останется трое, а к декабрю – и вовсе один.

Не всё пропало

Тем не менее, я считаю, что важно поговорить также и позитивных изменениях. Итак, что же мы видим сегодня позитивного?

Мы видим, что Россия возвращается во многом на свои позиции. На протяжении последних трёх лет торговые обороты Российской Федерации растут, они выросли очень серьёзно за три года. Кажется, что цифры, которые сейчас мы видим на статистике, не настолько большие, не настолько впечатляющие, но важна траектория, важен тот факт, что Россия действительно вернулась на путь роста.

Следующий позитивный момент, который мне хотелось бы отметить – это те новые возможности, которые возникают в сфере цифровой экономики. Моя организация видит своей задачей публикацию докладов по цифровой экономике, так как ряд трендов, которые относятся к цифровой экономике, имеют действительно большое значение для торговли.

Во-первых, электронная торговля растёт на 15% в год. На неё приходится 13 триллионов долларов США. Важно понимать, что обычная экономика растёт не так быстро, почти в 4 раза медленнее. Это означает, что торговля в интернете, цифровая торговля имеет большой потенциал, и поэтому очень важно, чтобы международные институты, которые занимаются вопросами регулирования торговли, занимались также вопросами регулирования цифровой экономики, занимались вопросами ИКТ для того, чтобы гарантировать защиту прав потребителей в цифровой торговле, для того, чтобы делать системы электронных платежей более безопасными не только на территории своей страны, но и в трансграничном преломлении. Сейчас электронные платежи становятся как никогда важными для мировой экономики, поэтому наш экономический дискурс должен строиться не только на вопросах и проблемах прошлого, но и на вопросах, которые ставит перед нами новая экономика, и здесь проблема цифрового разрыва, конечно же, не может не затрагивать нас. Вопрос соотношения цены и качества того, что продаётся в цифровом пространстве, также является очень важным вопросом, который мы должны рассматривать, говоря об устойчивом развитии.

Бизнес и устойчивое развитие

Ещё один феномен, который я не могу не отметить, самым прямым образом связан с проблемами влияния бизнеса на устойчивое развитие. Не так давно в Нью-Йорке на встрече ЭКОСОС была запущена инициатива по устойчивому бизнесу. Вопрос был такой: как мы можем напрямую говорить с предпринимателями, как мы можем мотивировать их на то, чтобы они вносили свой вклад в устойчивое развитие? Нашим модератором был Financial Times в США. Каждую неделю Financial Times будет публиковать новую колонку под названием «Этическая экономика». Но здесь всё крутится не вокруг этических вопросов в бизнесе, а вокруг того, как бизнес может вносить свой вклад в устойчивое развитие, потому что потребители услуг, продуктов будут больше и больше внимания обращать на то, старается ли бизнес вести себя более экологично, вносить вклад в социальное процветание стран и мира, потребители будут смотреть на то, старается ли компания сделать что-то хорошее, помимо того, чтобы просто зарабатывать деньги. Поэтому, конечно же, предпринимателям, компаниям важно осознавать, что растёт их ответственность.

Когда в 2015-м году обсуждалась повестка 2030, принятая ООН, было очень много вопросов. Политики выступали с заявлениями, рассказывали деловому миру о том, что у вас, господа предприниматели, есть обязанности перед вашими акционерами, но у вас есть обязанности и перед обычными людьми. Но буквально через некоторое время после той знаковой встречи в 2015-м году мы поняли, что бизнес должен играть лидирующую роль, потому что не важно, сколько мы, представители международных организаций, представители государств, будем говорить о том, что у бизнеса есть ответственность не только перед своими акционерами, не только перед своими партнёрами, но и перед миром — они сами должны это понять. Вопрос, который стоит перед нами сегодня, будет звучать так: каким образом мы можем построить новую бизнес-модель, которая позволит нам поставить на одну линию интересы акционеров и обычных людей, интересы мира, интересы развития. Менеджмент каждой компании не должен разрываться перед вопросом: стремиться ли к прибыльности или стремиться к тому, чтобы играть свою роль в достижении устойчивого развития.

Сейчас эксперты в области бизнеса должны начинать разрабатывать новую бизнес-модель, которая приведёт в гармонию получение прибыли и выполнение своей социальной роли. Важно призвать к решению этой задачи науку, бизнес, и таким образом снизить негативное влияние на экологию, и тогда всё это выйдет за пределы простой пиар-акции, за пределы каких-то корпоративных решений.

В результате мы сможем гарантировать большую роль женщин в экономике, мы сможем гарантировать более достойную жизнь тем людям, которые живут в зоне добычи ресурсов, но мы организуем это таким образом, чтобы компании также получали прибыль и показывали, насколько они стабильны, насколько они привержены идее устойчивого развития.

Мы в ЮНКТАД уже проводили начальную работу по этому вопросу. Например, мы взаимодействовали со школами управления, с бизнес-школами различных университетов и предлагали поработать с их учебным планом. Мы пытались проработать с ними вопрос, что на самом деле является их целью? Мы понимаем, что страта бизнес-лидеров, которые идут впереди всех, которые ведут за собой бизнес, всё-таки уязвима, поскольку перед ними стоит тяжёлый выбор. Алан Джоуп, генеральный директор Unilever, который также был главой Агентства по устойчивому развитию в ООН, работал с целым рядом венчурных инвесторов, которые хотели получить себе Unilever, потому что все цели, направленные на достижение устойчивого развития, которые преследовала компания Unilever, больно ударяли по прибыльности компании. И они хотели получить компанию, чтобы оптимизировать ее. Но вмешалось правительство Нидерландов, вмешалось правительство Британии и не позвонили этим венчурным инвесторам сделать это.

Важно говорить о том, что, если генеральный директор единолично примет цели устойчивого развития, но акционеры не будут понимать их важности, то менеджменту компании всегда придётся метаться между двух огней. И это очень непростая для них ситуация. В связи с этим очень важно создать такие механизмы, которые позволят нам защищать пионеров устойчивого развития, которые будут стараться, работая в своих компаниях, поддерживать эти цели, защищать их от тех, кто, по-прежнему, мыслит узко, кто думает о прибыли в очень устаревшей парадигме.

Говоря о соотношении целей устойчивого развития и компаний, нельзя не упомянуть о малых и средних предприятиях. Конечно же, практически в любой экономике именно малые и средние предприятия создают больше всего рабочих мест. Но для них вызовы – такие же серьёзные, как для больших компаний. Для них следование целям устойчивого развития может быть ещё более сложным, чем для больших компаний, поскольку у них меньше ресурсов. Например, давайте представим, что большая компания решает проинвестировать в реорганизацию своего производства с тем, чтобы стать более экологичной, более энегоэффективной, более передовой – для нее это легче, чем для маленького или среднего предприятия.

Нельзя просто спихивать эту ответственность на корпоративный сектор. Государства должны создать условия, в которых малые и средние предприятия смогут оставаться жизнеспособными, но в тот же момент смогут внедрять новые методы производства, новые технологии, смогут брать на себя более важную социальную роль, в особенности в работе с уязвимыми социальными группами.


Распечатать