Нюансы зеленых финансов

России не избежать ошибок в построении соответствующего национального стандарта

Рынок зеленых финансов и, в частности, зеленых облигаций развивают все страны, переходящие к устойчивой экономике. Инструменты этого рынка появились недавно и еще в начале 2010-х годов считались экзотическими даже в передовых странах, но оказались не менее устойчивыми к финансовым потрясениям и более востребованными, чем традиционные бонды. Россия начала строить такую инфраструктуру и изучает опыт других стран. Как и Китаю, РФ не удастся избежать ошибок, которые усложнят признание национального стандарта инвесторами из развитых стран. Такие ошибки проистекают еще и из непонимания местными лоббистскими группами законов соответствующего рынка.

Посткризисное озеленение

Восстановление мировой экономики после пандемии во многом будет зеленым. Чемпион — ЕС с €1 трлн, который европейцы потратят на перестройку индустрий и городов в соответствии с технологиями устойчивого развития. В Китае Постоянный комитет политбюро в марте принял концепцию «строительства новой инфраструктуры». За шесть лет она предполагает вложение $1,4 трлн в том числе в возобновляемую энергетику, электромобили и железнодорожный транспорт. Зеленый восстановительный рост запускают в Японии, Южной Корее, Германии и многих других странах.

России далеко до масштабов поддержки «зеленого поворота» в экономике ЕС или Китая, но за счет зеленых облигаций правительство намерено частично финансировать Национальный план восстановления экономики. ВЭБ.РФ, Минэкономики и ЦБ завершают подготовку методических рекомендаций по зеленому финансированию. Основная задача государства — привлечь частные средства (российские и иностранные) для нацпроекта «Экология». Но развитие рынка зеленых долговых инструментов имеет эффект далеко за пределами обозначенного в нацпроекте 2024 года.

Чтобы открыть российский рынок зеленых проектов для иностранных инвесторов, национальный стандарт должен быть максимально близок к международному. «Россия подписала Парижское соглашение по климату и намерена его выполнять. Это промышленная страна с высоким уровнем выбросов, и ей необходимо развитие рынка зеленого финансирования, чтобы сделать вклад в борьбу с изменениями климата. России будет легче найти деньги на европейском рынке, чем на внутреннем,— полагает заместитель председателя ВЭБ.РФ Чезаре Рагальини.— Для этого российская система зеленого финансирования должна быть максимально прозрачна, требования к финансовым инструментам понятны иностранным инвесторам, а классификация направлений, относимых к зеленым, совместима с международной».

Особенности развития национальных систем зеленого финансирования обсудили в июне 2020 года в ВЭБе Шон Кидни, директор разработчика одного из наиболее известных международных зеленых стандартов Climate Bond Initiative (CBI), Го Пэйюань, глава ведущей китайской консалтинговой компании в области зеленых проектов SynTao Green Finance, и Алексей Мирошниченко, заместитель председателя госкорпорации, ответственный за разработку национальной таксономии и рекомендаций по применению зеленых финансовых инструментов. Они предприняли попытку прояснить текущий мировой статус зеленых финансов, изменения в направлениях зеленых проектов от страны к стране, а также меры господдержки и стимулирования рынка, чтобы избежать в России ошибок, совершенных предшественниками.

Особенности национальных стандартов

Господин Кидни призвал российскую сторону «не пытаться выпустить сразу идеальный национальный стандарт», а постепенно совершенствовать продукт по мере накопления опыта. По его словам, национальные системы зеленого финансирования всегда отражают государственные приоритеты, поэтому со стороны определенные решения могут казаться странными. «К примеру, в Китае в момент разработки стандарта железнодорожный транспорт был переинвестирован, поэтому в таксономию зеленых проектов не попала электрификация железных дорог, хотя в мире это направление к ним относится»,— заметил Шон Кидни.

Подход CBI к тому, что считать зеленым, а что — нет, активно эволюционирует вслед за развитием экономики, изменением задач, появлением новых технологий. Постепенно ужесточаются требования к гидроэнергетике, ядерной энергетике, которые изначально во многих странах считались зелеными (у них нулевые выбросы СО2, но есть побочные эффекты для экологии). Но организация планирует отнести к зеленым, например, некоторые горнорудные проекты, если добыча ископаемых осуществляется с использованием современных технологий, а произведенный металл идет, к примеру, на создание инфраструктуры ВИЭ.

Зеленые облигации могли бы помочь компаниям из РФ преодолеть недоверие на западных рынках. «Из моих разговоров с потенциальными инвесторами могу сказать, что они готовы серьезно рассматривать инвестиции в зеленые облигации российских эмитентов, даже если в целом не склонны к сотрудничеству с русскими»,— сказал Шон Кидни. В качестве примера он привел сертифицированный CBI выпуск облигаций РЖД, размещенный в Ирландии и Швейцарии, переподписка на который (примерно в восемь раз) позволила снизить ставку до 0,84% (самый низкий показатель в истории РФ).

Впрочем, если отталкиваться от российских приоритетов и опыта КНР, получить международные деньги очень непросто. Го Пэйюань рассказал об опыте создания в Китае первой в мире национальной таксономии зеленых проектов. Ее делали под руководством Народного банка Китая, Госкомиссии по реформе и развитию, Комиссии по ценным бумагам. Государство активно развивает рынок, учреждая призы за лучший зеленый проект, организовывая бесплатные тренинги, фонды поддержки зеленых облигаций. Местные правительства субсидируют по ним до 40% ставки. К 2017 году Китай стал вторым после США рынком зеленых облигаций, сейчас их выпущено более чем на $180 млрд.

Однако значительная часть китайских зеленых бондов все еще выпускается по международным, а не по китайским стандартам, размещаться с которыми на иностранных биржах трудно. «Устранение "чистого угля" из последней редакции национальной таксономии 2019 года имело целью сблизить китайский стандарт с международным»,— пояснил Го Пэйюань, отметив, что до определенного момента зеленые облигации были не очень популярны в КНР, но ситуация радикально улучшилась, когда Народный банк Китая добавил их в ломбардный список, начав принимать как залог.

Российским аналогом «зеленого угля» может стать «энергетическая утилизация отходов». «Ростех», «Росатом» и ВЭБ.РФ весной 2020 года подписали соглашение о строительстве 25 мусоросжигательных заводов, аналогичных тем, что строит структура «Ростеха» — «РТ-инвест» — в Подмосковье и Татарстане. Они будут сжигать отходы, оставшиеся после сортировки, и вырабатывать электроэнергию, а затем продавать ее по повышенному зеленому тарифу. Заводы появятся в городах, привлекающих туристов, и агломерациях с населением от 500 тыс. человек, сообщают в госкорпорации. Строительство новых заводов ВЭБ.РФ будет обеспечивать финансированием, в том числе через «зеленые облигации».

Пока российская таксономия — конкретный список отраслей, которые могут попадать под зеленое финансирование,— обсуждается, Алексей Мирошниченко поделился результатами исследований госкорпорации, применяющихся при разработке национальных рекомендаций. Так, анализ доходности до погашения торгующихся на мировом рынке зеленых облигаций указывает на greenium (дополнительная цена, которую инвесторы готовы платить за зеленую облигацию в сравнении с обычной): она, по подсчетам ВЭБа, составляет до 20 базисных пунктов годовых в случае выпуска в долларах и до 10 пунктов для выпусков в евро (до 15% ставки при нынешних низких ценах). «Это средний показатель,— заметил он.— Для коммерческих банков и банков развития премия еще выше — 5–10 базисных пунктов годовых».

Государство рождает предложение

Хотя общая доля зеленых облигаций в мире составляет всего около 1% облигационного рынка, активы под управлением фондов зеленых финансов растут невероятными темпами — на 50% в год, что значительно выше темпов роста классических фондов. Опасения же по поводу повышенных рисков зеленых облигаций для инвесторов не подтверждаются. Во время пандемических катаклизмов на финансовом рынке в январе—марте нынешнего года динамика падения рыночных цен зеленых облигаций была практически идентична динамике падения обычных бумаг. Несмотря на пандемию, сегмент продолжает наращивать обороты. В 2020 году в мире будет выпущено на 36% больше зеленых бондов — на $350 млрд против $257,5 млрд годом ранее, прогнозируют в CBI. В РФ же этот рынок составляет менее $0,7 млрд.

В большинстве случаев на первом этапе развитие рынка определялось госфондами и банками развития, которые в некоторых случаях приватизировались или ликвидировались, когда рынок вставал на ноги, следует из исследования вице-президента ВЭБа Ксении Нефедовой. Так, в Германии ключевую роль в его развитии изначально играет госбанк KfW, на который приходится 46,4% (€28,8 млрд) выпущенных в стране зеленых облигаций. В Голландии три госбанка — FMO, BNG и NWB — разместили в 2011–2020 годах зеленых бондов более чем на $7 млрд. Правительством Великобритании в 2012 году был создан Green Investment Bank, а в 2017-м, успев вложить в озеленение экономики £12 млрд, банк был продан австралийской компании Macquarie.

В Бразилии ключевую роль в развитии зеленого финансирования играет госбанк BNDES, выпустивший зеленых бондов на $1 млрд на международном рынке и учредивший фонд в $144 млн для инвестирования в облигации компаний, занятых в ВИЭ. Банк активно предоставляет и льготные зеленые кредиты, особенно в области сельского хозяйства. В Индии создан Совет по зеленым облигациям, а State Bank of India выпустил зеленых облигаций на $700 млн, последний раз — в марте 2020 года.

Россия тоже намерена строить рынок зеленого финансирования при помощи государства и институтов развития. Министерства рассматривают возможность субсидирования части ставки по купону, ВЭБ планирует интегрировать разрабатываемые рекомендации по зеленым финансам в свой кредитный процесс, специальную программу поддержки предлагают и другие госбанки. Судя по мировому опыту, через три-пять лет рынок достигнет самостоятельности, и объемы поддержки можно будет снизить, но в том случае, если сформированная усилиями государства, бизнеса и экспертов система окажется эффективной с самого начала.

Афанасий Сборов


Распечатать