Стартап не пройдет: как Дональд Трамп помешал бизнесу Кремниевой долины


Президент Дональд Трамп приостановил выдачу некоторых видов виз, позволявших иностранцам получить работу в США. Почему это помешает вырасти новым Google и Amazon, объясняет партнер фонда Gagarin Capital Николай Давыдов

Свое решение Трамп принял на фоне стремительно растущей безработицы и приближающихся президентских выборов. В итоге получился очередной пример того, как декларируемые политиками благие намерения создают новые проблемы для бизнеса.

Пропуска в Долину

Чтобы понять, как скажется это решение на инвестиционном климате Кремниевой долины, нужно разобраться в том, какие бывают рабочие визы. Самые часто встречающиеся в Долине типы виз это: H-1B, О1 и L-1.

О1 — виза для людей с «экстраординарными навыками». По ней приезжает очень много предпринимателей, проще всего ее получить тем, кто уже отметился какими-то заслугами в публичном поле. Выдачу таких виз не прекратили, чего не скажешь о визах H-1B, по которым в США приезжают квалифицированные специалисты, например, хорошие IT-инженеры. При этом сначала работодатель должен попытаться закрыть вакансию за счет местного рынка труда и только если не получится, подавать заявку на конкретного иностранного специалиста. Вероятность успеха в этом случае равна 30%. Компаний, которые хотят привозить сотрудников по H-1B очень много, а виз выдают примерно в три с половиной раза меньше. Получит в итоге сотрудник визу или нет — решается банальной лотереей.

При этом в Америке есть целая индустрия «полурабского труда»: огромные аутсорсинговые компании из Индии везут в Штаты дешевую рабочую силу по визе H-1B. Простой поисковой запрос выдает любопытную статистику: в 2019 году было выдано 65 000 H-1B виз, из которых 70% получили индусы. Например, компания Tata Сonsultancy Services занимает третью строчку в рейтинге получателей H-1B, в 2019 году они получили целых 1367 виз. Чтобы воспользоваться этой визой не нужно ничего, кроме удачи, но после переезда сотрудник намертво привязан к своему работодателю, пока не сделает себе гринкарту или другую визу. Можно нанимать в Индии небогатых инженеров, которые будут рады попасть в Долину, платить им три копейки и перепродавать их труд американским компаниям по рыночным ценам.

Google, который как правило, гораздо чаще переманивает в США высококвалифицированных специалистов и инженеров (нередко из той же Индии), получил в 2019 году чуть больше — 2010 виз. Но даже он вынужден сражаться в лотерею с индийскими аутсорсерами.

Виза L-1 делается специально для тех, кто мигрирует внутри одной фирмы, например, переезжает работать в американский филиал или «дочку» той или иной иностранной компании. Такая виза позволяет получить работу в США без игры в «лотерею», как это происходит с H-1B. Но есть ограничения: по визе L-1 можно перевести только очень небольшой процент сотрудников. Обычно по этой визе в Штаты приезжают специалисты высокой квалификации из Азии и Европы, однако уже упомянутые аутсорсинговые компании умудряются оформлять для себя и часть L-1 виз. Всего их за год выдается около 85000.

Безработным не помогут

Пока действия администрации Трампа выглядят как чисто популистские. Может быть и нужно наводить порядок в механизмах выдачи рабочих виз — сделать так, чтобы ими не злоупотребляли. Но я уверен, что введенные запреты не принесут никакой пользы.

Из-за пандемии рынок труда в США серьезно просел: более 40 млн человек стали безработными. При этом количество специалистов, которых могут не пустить в страну по новым ограничениям — около 150 тыс. человек. Очевидно, что такое решение не поможет справиться с кризисом на рынке труда.

Можно говорить, что «иностранцы приезжают по этим визам и забирают наши рабочие места» и вызывать аплодисменты публики. Однако это не соответствует реальности. Во-первых, «защищенные» Трампом рабочие места могли бы обеспечить только 0,03% безработных в США. Во-вторых, кризис затронул IT-сектор меньше всего, безработица там минимальная, а значит и вакансий больше, чем людей. В-третьих — если бы не было виз H1B и L1, большинство этих вакансий просто не появилось бы. И я не только про вакансии в Tata Consulting (хотя покажите мне американца, который пойдет туда работать). Давайте рассмотрим простой пример: Facebook выкупает какой-нибудь венгерский стартап. Если визы H1-B и L-1 недоступны, то это не значит, что компания возьмет на работу больше американцев. Они просто перевезут новых сотрудников, например, в Ирландию, где у них тоже есть офис. Зато Америка этих работников не увидит — вместе с их зарплатами, домами и машинами, которые они могли бы купить и принести деньги американской экономике. Последний и главный аргумент в пользу трудовой миграции — для мигранта вероятность стать предпринимателем и создать новые рабочие места в два раза выше, чем для урожденного американца. Примерно 45% из 500 крупнейших по капитализации американских компаний были созданы если не самими иммигрантами, то первым поколением их детей. Для нации иммигрантов довольно странно запрещать иммиграцию, не правда ли?

Политикам случается делать глупости, все ошибаются. Но осознанно принимать глупые решения ради роста рейтинга — это уже преступно. Такие меры не просто вредны в данный момент — они перекрывают кислород экономике завтрашнего дня, в которой не появится компаний, созданных специалистами, приехавшими в США по рабочим визам, или даже их детьми.


Распечатать