Глобальное промышленное производство: идеальный шторм в 2020-м и осторожные прогнозы на 2021-й


Эксперты прогнозируют российскому промпроизводству затяжное U-образное восстановление

Минувший год во всех смыслах оказался беспрецедентным. В этом мнении сходятся и государственные деятели стран мира, и эксперты от различных секторов экономики. Мир угодил в идеальный шторм, порожденный непрекращающимися торгово-экономическими войнами, щедрыми на разнообразные санкции, и усиленный пандемией новой коронавирусной инфекции, вынудившей страны закрывать границы, объявлять самоизоляцию для населения и останавливать целые производственные сектора. Насколько глубоким оказался кризис и чего ожидать в обозримом будущем — в материале «Реального времени».


Торговые войны, снижение инвестиций и опасность «перегрева» рынка крупнотоннажной нефтехимии

Наступление второй волны мирового кризиса, причем уже именно в 2020—2021 годах, эксперты предрекали давно. Еще в начале 2019 года на собрании совета директоров «Татнефтехиминвест-холдинга» его бессменный глава Рафинат Яруллин также это подчеркивал.

Он отмечал растущую геополитическую напряженность, продолжающую набирать обороты торговую войну между США и Китаем и рост конкуренции на мировом рынке химической продукции, где один из наиболее перспективных рынков сбыта Китай активно прилагает усилия к переходу на полную независимость от внешних поставок в части базовой химии и полимеров.

Тревожные знаки приближающегося мирового кризиса отмечали и другие эксперты различного уровня. Кроме развития уже упоминавшихся выше торговых войн между США и Китаем, в числе наиболее явных признаков зарубежные эксперты отмечали ожидаемое замедление темпов роста мирового ВВП, а также раздувание финансовых пузырей на крупных фондовых рынках. «Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией 30-х годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии», — предупреждал американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Наконец, финансовые аналитики указывали на то, что именно в 2020-м истекал 12-летний цикл с момента последнего кризиса (в 2008 году). «У любого кризиса своя внутренняя логика развития. Причинно-следственные связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно. Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию. Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника», — в конце 2019 года цитировал профессора Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министра экономики РФ Андрея Нечаева ресурс Banki.24.

В ожидании кризиса крупные мировые инвесторы предпочитали аккумулировать капитал, не вкладываясь в новые проекты, что опять-таки не лучшим образом сказывалось на реализации масштабных планов развития промышленного производства по всему миру.

При этом на внутреннем российском рынке падение спроса и цен на энергоресурсы заставило крупные добывающие компании искать дополнительную маржинальность в нефте- и газохимии.

Основным драйвером нефтехимической отрасли является сегмент полимеров, где только потребление полипропилена и полиэтилена от общего годового объема, оцениваемого в глобальных масштабах примерно в 210 млн тонн, прибавляло по 4% (порядка 8 млн тонн) ежегодно. Россия, несмотря на обеспеченность собственным сырьем и трудовыми ресурсами, на рынке здесь представлена более чем скромно: всего 2% от мирового производства полипропилена, порядка 1,5% — полиэтилена.

Усилить позиции России за счет импортозамещения на собственном нефтегазохимическом рынке и в мировых масштабах призваны уже реализованные и реализующиеся крупные проекты: в конце мая 2019 года холдинг СИБУР завершил строительство комплекса «ЗапСибНефтехим». Проектная мощность — порядка 500 тыс. тонн пропилена и 1,5 млн тонн полиэтилена различных марок.

Еще один проект холдинга — Амурский газохимический комплекс, когда будет построен (запуск запланирован после 2024 года), также даст рынку порядка 3 млн тонн полиэтилена. Свой — Новоуренгойский газохимический комплекс мощностью в 400 тыс. тонн полипропилена — строит «Газпром».

В марте 2019 года «Газпром» и компания «Русгаздобыча» Артема Оболенского также объявили о строительстве крупного газохимического комплекса в Усть-Луге, где планируется переработка до 45 млрд кубических метров газа — с производством 13 млн тонн СПГ, более 2,2 млн тонн СУГ и до 4 млн тонн этана. Сырье планируется направлять на еще один проект «Русгаздобычи» — Балтийский химический комплекс общей мощностью по полимерам 3 млн тонн.

Иркутская нефтяная компания в 2023 году запланировала запустить Усть-Кутский ГПЗ производительностью 650 тыс. тонн по полимерам — преимущественно полиэтилену. О поисках возможностей для переработки высококачественного сырья в полимеры в последнее время все чаще заявляет еще один промышленный гигант — компания «Лукойл». В частности, говорилось о возможном строительстве мощностей по производству до 1 млн тонн полиэтилена и 500 тыс. тонн полипропилена на площадке действующего НПЗ в Перми.

Отечественный рынок полиэтилена уже несколько лет — после реконструкции на «Казаньоргсинтезе» мощностей по производству полиэтилена (в 2007 г.) с трехкратным наращением мощностей, а также вводом мощностей по производству полиэтилена на «Нижнекамскнефтехиме» — был профицитным. Значительная часть произведенного в России полиэтилена направлялась на экспортные рынки. Что касается импорта, то он присутствовал исключительно в специальных малотоннажных марках полиэтилена. При этом отмечалась растущая конкуренция и падение цен.

В октябре 2019 года в интервью РБК+ глава информационно-аналитического центра Rupec Андрей Костин отмечал определенную опасность столь активного развития отечественной нефтегазохимической отрасли в достаточно узком продуктовом сегменте: «Поскольку «ЗапСибНефтехим» покроет оставшиеся внутренние потребности по базовым полимерам, все остальные проекты в этой сфере, запущенные после 2021 года, будут вынуждены ориентироваться на экспорт, по крайней мере, до развития внутренней переработки и роста спроса внутри России», — подчеркнул он.

Все это в сочетании с замедлением мировой экономики, прогрессирующим спадом на автомобильном рынке, смежных с ним отраслях промышленности, да и во многих других, а также с ужесточением экологических норм и набирающим силу трендом на снижение так называемого «углеродного следа» сулило рынку промпроизводства непростые времена.

Глобальный спад промпроизводства превысил ожидания экспертов

После затяжной рецессии экономик ряда крупнейших по уровню ВВП стран мира, кризис в 2020 году действительно наступил. Но «черным лебедем» глобальной экономики оказались не только и даже не столько перечисленные выше факторы, сколько не ожидаемая и потому не учтенная никем из экспертов вспышка новой коронавирусной инфекции. Государства одно за другим закрывали границы и ограничивали сообщение между городами и регионами, люди отправлялись на самоизоляцию, вставали производства.

На конференции Coface Country Risk Conference 2020, что состоялась в феврале в Париже, эксперты международной группы Coface предрекли, что повсеместно особенно сложным 2020-й окажется для металлургии, автопрома, текстильной и целлюлозно-бумажной промышленности. Впрочем, с учетом того, насколько тесно отрасли промпроизводства связаны между собой, становилось понятно, что кризис может оказаться даже более глубоким, чем ожидалось ранее.

Металлургия оказалась в центре торговой войны между США и Китаем. Сложности в мировой автомобильной промышленности отразились соответственно и на металлургии, и на химической промышленности. Меньше создается и продается машин — меньше спрос на химикаты, пластики, синтетические каучуки. И это на фоне вынужденного, связанного с постоянно растущей конкуренцией снижения цен на ряд продуктов нефте- и газохимии, в частности на этилен и его производные, а значит — сокращения прибыли.

Падение прибыли эксперты Coface также предрекли нефтедобывающей отрасли и нефтеперерабатывающему сектору. А на фоне этого прогнозировалось ухудшение обстановки и для транспортного сектора. Что опять-таки обещало очередной виток негатива как для автомобилестроения, так и для нефтеперерабатывающей отрасли в части снижения спроса на автомобильное, судовое и авиационное топливо.

Критического провала не случилось

Впрочем, как оказалось, эксперты по многим вопросам ошибались, где-то недооценивая угрозы рынку промпроизводства, а в чем-то, напротив, сгустили краски. Так «Интерфакс», ссылаясь на отчеты за 2019 год по МФСО, отметил, что компании Группы ТАИФ — ПАО «Казаньоргсинтез» и ПАО «Нижнекамскнефтехим», признавая наличие определенного негатива от снижения спроса и цен на нефть, роста конкуренции на рынке полимеров, где ввод новых мощностей опережает рост полимеропотребляющих производств, а также снижение доходов из-за пандемии, подчеркивают, что широкая палитра востребованной глобальным и российским рынками продукции, гибкая схема производства как по сырью, так и по ассортименту позволяет Группе ТАИФ чувствовать себя достаточно уверенно в сложившейся ситуации, оставаясь в числе лидеров в своих сегментах, не отказываясь и не замедляя реализации планов дальнейшего усиления позиций, принятых Стратегией развития на период до 2030 года.

В мае глава Минэкономразвития РФ Максим Решетников озвучил обновленный прогноз социально-экономического развития страны. Он отметил, что Россию ожидает не резкое падение и такой же резкий «отскок от дна», а скорее U-образное восстановление. «Во II квартале экономике предстоит пережить самые тяжелые времена ‒ она сократится сразу на 9,5%, но затем начнет восстанавливаться. Минэкономразвития ждет более явного восстановления в IV квартале. За весь 2020 г. экономика упадет на 5%, но уже в 2021 г. произойдет отскок и ВВП вырастет на 2,8%», — заявил Максим Решетников.

Он также отметил, что в 2022—2023 годах ожидается рост экономики с ускорением до 3% и 3,1% соответственно. В прогнозе подчеркивалось также, что объемы экспортных поставок России в 2020 году, согласно прогнозу, должны сократиться более чем в полтора раза — с $419 млрд до $268 млрд, и восстановление этого индикатора хотя бы до докризисного уровня раньше 2023 года ожидать не следует.

В 2020 году консенсус-прогноз ряда ведущих мировых энергетических агентств, консалтинговых компаний и инвестиционных банков обещал снижение мирового потребления жидких углеводородов на 8—12%, снижение по итогам года инвестиций в нефтедобывающей отрасли на 30—35% и падение глобального ВВП на 5—6%. Причем процессы растянутся и на 2021 год, где спрос так же не дотянет до показателей докризисного 2019-го.

По прогнозу, быстрее всего — по V-образной кривой, должно восстановиться глобальное потребление автомобильного бензина. Более медленные процессы и U-образное восстановление ожидало потребление дизельного топлива. Но это связано не только с кризисными явлениями, но и постепенным выходом легкового дизельного транспорта из моды в странах Европы. Сектору авиаперевозок и, соответственно, потреблению авиакеросина эксперты напророчили затяжную L-образную динамику восстановления (что вполне отвечает тенденциям начала 2021 года — авиасообщение далеко от возвращения к прежней интенсивности).

Мазут, потребляемый промышленностью, электроэнергетикой и используемый водным транспортом, согласно мнению экспертов, ожидают схожие с дизельным сектором процессы: U-образная траектория восстановления будет серьезно тормозиться из-за начала действия требований IMO 2020, запрещающего применение для морских перевозок высокосернистых марок этого вида топлива.

По мнению отраслевых аналитиков, спрос на нефтепродукты за предложением успевать не будет. Более того, в 2021 году он окажется даже ниже на 1—2 млн баррелей в сутки, нежели в 2019-м. Рост конкуренции может спровоцировать очередное снижение цен и еще большее снижение ценовых спредов между стоимостью нефти и нефтепродуктов.

Куда больше оптимизма в отношении восстановления спроса на нафту и СУГ. Пандемия не смогла слишком сильно ударить по нефтехимии, использующей эти нефтепродукты в качестве сырья. Падение стоимости нефти, потянувшее за собой снижение стоимости и продуктов ее передела, несколько нивелировалось ростом спроса на сырье для изготовления одноразовой упаковки, посуды и средств индивидуальной защиты.

Роль основного драйвера в потреблении нефти и нефтепродуктов в мировых масштабах в долгосрочной перспективе отводится именно нефтехимии, сегодня оцениваемой примерно в 14% от мировой добычи нефти, из которых почти треть (250 млн тонн) приходится на полимеры. В период 2020—2030 гг. отрасль обещает ежегодный прирост спроса порядка 2%. С этим и связан глобальный тренд переключения внимания нефтегазовых компаний на нефтехимический сектор, где некоторые из них либо уже реализуют, либо планируют крупные инвестиционные проекты. Что, в свою очередь, несет определенную угрозу рынку, а именно — переизбыток мощностей. Аналитики отмечают, что в среднесрочной перспективе планы ввода новых мощностей существенно перекрывают темпы роста спроса на продукцию нефтехимии, что может привести к снижению средней загрузки имеющихся и вводимых мощностей.

Президент Российского союза химиков Виктор Иванов в интервью «Интерфаксу» сделал свой прогноз относительно продуктов нефтехимии на период пандемии и после нее: «Отмечу закономерный рост основных мономеров — этилена и пропилена. Спрос на них, скорее всего, возрастет, либо останется на прежнем высоком уровне. Относительную стабильность мы будем наблюдать и в отношении других базовых продуктов промышленной нефтехимии».

И тем не менее часть российских нефтяных компаний, оценив серьезность экономической ситуации, принялись корректировать свои инвестиционные программы, в том числе в области нефтехимии, поставив некритичные проекты на паузу. В связи с этим своевременная поддержка отечественной нефтехимии пришла со стороны государства — в виде обратных акцизов на этан и СУГ, которые должны стать мощным драйвером стимулирования инвестиционной активности и развития отрасли.

«Корректировкой планов, как и мониторингом ситуации, нужно заниматься постоянно», — уверен глава РСХ Иванов. «Кроме того, — считает он, — следует провести оптимизацию на уровне государства и предприятий нефтехимии, сделав ставку на внутреннее потребление. Хорошим тоном для нефтехимических предприятий должны стать инвестиционные проекты для укрепления эпидемиологической и продуктовой безопасности России».


С таким подходом согласны и федеральные власти. В разгар «коронакризиса», в апреле, согласована и распоряжением правительства РФ № 1523-р от 9 июня 2020 года утверждена Энергостратегия РФ до 2035 года. Не пересматривая основные целевые показатели отрасли, обнародованные еще в декабре 2019-го, документ предполагает сокращение доли импорта крупнотоннажных полимеров в потреблении уже к 2024 году до 20% и до 15% к 2035 году, против 23% от общего потребления по состоянию на 2018 год. И с 23,1% (по состоянию на тот же 2018 г.) до 30% к 2024 году и до 35% к 2035-му планируется увеличить долю сырья (СУГ, этан, нафта), направляемого на переработку в продукцию нефтегазохимии. Воплощение стратегии предполагает строительство новых и модернизацию уже существующих в России мощностей.

О том, на чем следует сделать акценты в развитии отрасли, в декабре 2020 года в Тобольске, на совещании по стратегическому развитию нефтегазохимической отрасли говорил президент России Владимир Путин. «Нужно активнее продвигать российскую нефтехимическую продукцию внутри страны, за рубежом, наращивать эффективность и объемы производства. Для этого в отрасли должны быть реализованы масштабные проекты с общим объемом инвестиций порядка 5 триллионов рублей», — подчеркнул он в своем выступлении, напомнив, что таких — масштабных — проектов в стране сейчас уже реализуется или готовится к реализации 14.

Один из ключевых акцентов в развитии отрасли необходимо сделать на производство малотоннажной и среднетоннажной нефтехимии, отметил Владимир Путин: «Нужно подготовить комплекс мер по развитию производства малотоннажной и среднетоннажной химической продукции в России на период до 2030 года. Необходимо увеличить объемы выпуска такой продукции на 70% по сравнению с показателями текущего года».

Именно это направление, уверен президент, оказывает комплексное влияние на развитие продуктовых цепочек и обладает широким мультипликативным эффектом. При этом собственное производство в России крайне недостаточно: «Внутренний спрос здесь, конечно, значительно превосходит то, что мы сейчас производим, и закрывается за счет импорта. По некоторым позициям зависимость от иностранных поставщиков достигает 100%. Конечно, такое положение нужно менять», — особо подчеркнул президент России.

Группа ТАИФ: реализация Стратегии развития

«Кризис у нас не первый раз, но мы всегда находили решения. Главное — сохранить существующие производства, персонал, специалистов и продолжить развитие инвестиционных проектов Группы ТАИФ, имеющих стратегически важное значение не только для экономики Республики Татарстан, но и для Российской Федерации», — подчеркнул Рустам Минниханов, принимавший участие в работе совета директоров АО «ТАИФ» в июле 2020 года.

Группа ТАИФ, несмотря на неблагоприятные экономические условия, падение стоимости продукции и временное снижение спроса на нее, сохранила позиции на ключевых рынках и активно включилась в работу по недопущению распространения новой коронавирусной инфекции. Дочернее предприятие ПАО «Нижнекамскнефтехим» — «Полиматиз» (один из крупнейших в России производителей нетканых материалов) в разы увеличил объемы выпуска материалов для изготовления масок и защитных костюмов для врачей. Сырье для производства поставлялось и продолжает поставляться с ПАО «Нижнекамскнефтехим». При содействии руководства Группы и правительства Республики Татарстан, удалось приобрести автоматизированную линию по производству медицинских масок и в рекордные сроки ввести ее в эксплуатацию.

Сам «Нижнекамскнефтехим» разработал антисептик и прошел государственную сертификацию, дающую право применять его как дезинфицирующее средство. Так был налажен промышленный выпуск еще одного дефицитного товара периода пандемии. Собственные мощности опытно-промышленного цеха ПАО «Нижнекамскнефтехим» позволяют обеспечить производство 280 тонн антисептика в месяц.

На фоне экономического спада, резкого снижения спроса, сокращения объемов производства и остановки десятков предприятий — потребителей нефтегазохимической продукции по всему миру Группа ТАИФ не отказалась от реализации проектов, включенных в Стратегию развития 2015—2030 годов, стоимостью 2 трлн рублей.

В плановом режиме идет строительство нового этиленового комплекса ЭП-600. На нем будет перерабатываться 1,8 млн тонн прямогонного бензина и в год, кроме 600 тыс. тонн этилена, планируется получать 273 тыс. тонн пропилена, почти 250 тыс. тонн бензола, 88 тыс. тонн бутадиена, 64 тыс. тонн бутилен-изобутиленовой фракции, 65 тыс. тонн фракции C5 и 17 тыс. тонн фракции C-9, а также 93 тыс. тонн в год смолы пиролиза и более 300 тыс. тонн метан-водородной фракции на собственные нужды в качестве топливного газа. Это самый крупный и пока единственный в новейшей истории России комплекс по переработке нефтяного сырья. С вводом этого объекта в эксплуатацию общий объем переработки нефтепродуктов, получаемых из сырой нефти и являющихся высококачественным сырьем для нефтехимической продукции, на ПАО «Нижнекамскнефтехим» составит более 3,5 млн тонн в год.

Столь масштабных комплексов не строили даже в лучшие годы периода активной индустриализации СССР. Значительное увеличение производства и планируемое освоение новой продукции будет способствовать не только развитию ПАО «Нижнекамскнефтехим» и Группы ТАИФ, но и послужит на благо города, района, республики и страны в целом. Олефиновый комплекс — это значительный рост налоговых отчислений и платежей в бюджеты всех уровней, создание более 600 новых рабочих мест с достойной заработной платой, создание новой инфраструктуры, в том числе дорожной (автомагистралей, железнодорожных путей, мостов), новый импульс для жилищного строительства и создания объектов социальной инфраструктуры. Кроме того, он станет драйвером для появления и развития множества производств по выпуску конечных товаров в Татарстане и России в целом, которые будут использовать полимерную продукцию, получаемую на новом комплексе. Что полностью соответствует реализуемой на федеральном уровне программе импортозамещения.

— «Нижнекамскнефтехим» после реализации программы станет одной из крупнейших нефтехимических компаний. И одним из немногих, я думаю — единственным предприятием в мире, где будет сосредоточен такой объем полимеров: порядка 3,5 млн тонн в год будет производиться. И особенностью комплекса будет то, что он перерабатывает высококачественное сырье, получаемое из сырой нефти, — в феврале 2021 года, во время рабочей поездки в Нижнекамск, отметил председатель совета директоров АО «ТАИФ», главный советник генерального директора головной компании Группы ТАИФ Альберт Шигабутдинов.

В самом конце 2020 года на ПАО «Нижнекамскнефтехим» приступили к пусконаладочным операциям на производстве дивинил-стирольного синтетического каучука (ДССК) пятого поколения (бутадиен-стирольный каучук растворной полимеризации) мощностью в 60 тыс. тонн в год. Особые свойства нового продукта ПАО «Нижнекамскнефтехим» обеспечивают лучшее сцепление с дорожным покрытием, повышая тем самым безопасность автомобиля. Шины, изготовленные с использованием ДССК, обладают морозо– и износостойкостью, позволяют экономить топливо, поскольку имеют низкое сопротивление качению, за счет чего снижается расход бензина, повышается экологичность машины.

«Уже многие шинные компании провели испытания нашего каучука и дали самую высокую оценку. Рынок ждет, и мы дадим рынку эту продукцию», — рассказал генеральный директор ПАО «Нижнекамскнефтехим» Айрат Сафин в интервью корреспонденту «Реального времени» на площадке Татарстанского нефтегазохимического форума, который состоялся в Казани в сентябре 2020 года.

Для обеспечения природным газом уже реализованных, реализуемых и планируемых к реализации проектов на ПАО «Нижнекамскнефтехим» и АО «ТАИФ-НК», стабильной и надежной работы Нижнекамской ТЭЦ (ПТК-1), а также проектов ПАО «Татнефть» на комплексе «ТАНЕКО» и ООО «Нижнекамская ТЭЦ», растущих потребностей населения Нижнекамска необходимо все больше газа.

Во время торжественной церемонии ввода в эксплуатацию нового газопровода высокого давления «ГРС №2 г. Елабуга (Центральная) — ПАО «Нижнекамскнефтехим», которая состоялась в сентябре 2020 года с участием президента Татарстана Рустама Минниханова и руководства компаний Группы ТАИФ, отмечалось, что если бы этот газопровод не был построен, то уже к 2025 году, необеспеченный спрос Нижнекамского промышленного узла на природный газ топливом мог бы составить миллиарды кубических метров в год. Это поставило бы под угрозу не только перспективы развития региона, но и функционирование уже действующих объектов. Руководством Республики Татарстан совместно с ПАО «Газпром» было принято единственно правильное решение о строительстве распределительных газопроводов силами и за счет финансовых ресурсов Группы ТАИФ.

Дополнительно, для обеспечения новых производств необходимыми объемами электрической энергии и снижения негативного воздействия на окружающую среду, ведется строительство ПГУ электрической мощностью 495 МВт на ПАО «Нижнекамскнефтехим» и 284 МВт на ПАО «Казаньоргсинтез».

В 2020 году ПАО «Казаньоргсинтез» успешно завершены строительно-монтажные работы по второму этапу модернизации первого и единственного в России, государствах СНГ и Восточной Европы завода поликарбонатов. После полного завершения модернизации, мощность производства поликарбонатов составит 100 тыс. тонн в год, увеличившись с проектных 65 тыс. тонн в год.

«Казаньоргсинтез» готов довести объем переработки этана до 3 млн тонн в год. Еще в 2016 году было подписано соглашение между правительством Татарстана, «Газпромом», СИБУРом и ТАИФом о проработке проекта по монетизации «жирных» газов. По проекту ГПЗ предстоит перерабатывать в год до 28 млрд кубометров природного газа — с получением 2,2 млн тонн этана и порядка 1 млн тонн СУГ. Эти объемы способны полностью покрыть потребности предприятий республики в газовом сырье.

Кроме того, ПАО «Казаньоргсинтез» продолжает реализацию проекта по строительству нового производства полиэтилена высокого давления, с возможностью производить сополимер этилена с винилацетатом — сэвилен. Проектная мощность нового производства — 100 тыс. тонн в год). Также в планах модернизация реактора действующего производства полиэтилена низкого давления с увеличением мощности на 175 тыс. тонн в год.

Восстановление обещает быть долгим

Согласно докладу ООН «Мировое экономическое положение и перспективы, 2021», презентация которого состоялась 2 февраля в Москве, общее падение мировой экономики по итогам 2020 года составило 4,3%. Отмечается, что это самое резкое сокращение мирового производства со времен Великой депрессии 1930-х. Для сравнения, финансовый кризис 2009 года привел к сокращению мирового ВВП всего на 1,7%. Сильнее всего экономический кризис ударил по государствам с развитой экономикой, где снижение ВВП достигало 5,6% и даже более. Единственная страна из входящих в «Большую двадцатку» (G20), сумевшая выйти на положительные показатели (2,1%), — Китай. Но и его рост оказался самым низким со времен Мао Цзэдуна.

Общие потери глобальной экономики исчисляются триллионами долларов как прямых потерь, так и затрат государств на оказание помощи населению и наиболее пострадавшим отраслям

Перспективы на 2021 год, по прогнозам ООН, положительные. Ожидается рост мировой экономики примерно на 4,7% (по мнению экспертов Международного валютного фонда, рост мирового ВВП может составить 5,5%). Впрочем, особо радужного настроения это не добавляет. Отмечается, что такой подъем едва перекрывает потери 2020 года. Тем более что восстановление экономик мира будет происходить крайне неравномерно. Большинство государств будут «заглаживать» последствия кризиса и в 2022-м, и в 2023 годах. У части стран эти процессы затянутся на еще больший срок.

Что касается российской экономики, то ее спад в 2020 году оказался несколько меньшим, чем пророчило в мае Минэкономразвития РФ. Напомним: глава министерства в мае предполагал, что спад составит 5%, а по факту, согласно выкладкам Росстата, первый за 11 лет спад промпроизводства страны достиг 2,9%. При этом, на фоне пандемии коронавируса, ряд отечественных отраслей показали рост по итогам 2020 года. В частности: текстильное производство (+8,9%), химическое производство (+7,2%), изготовление резиновых и пластмассовых изделий (+ 3,2%).

В целом ожидается, что промышленное производство сохранит отрицательную динамику на протяжении всего I квартала 2021 года. Причины: сохраняющаяся неопределенность по дальнейшему развитию пандемии COVID-19, сокращение внутреннего спроса и экспортного рынка. Со II квартала прогнозируется постепенный рост, и, по мнению правительства РФ, 2021 год будет завершен с приростом в 2,6% (прогноз Международного валютного фонда — плюс 3%), 2022-й покажет положительную динамику уже на 3,6%. Затем рост несколько замедлится и в 2023 году составит порядка 2,3%.

Черный лебедь мировой экономики, имея свои негативные стороны, тем не менее в определенном смысле сыграл и положительную роль, заставив Россию по новому взглянуть на глобальные промышленные процессы и оценить свое место и роль в них и, соответственно, по-новому расставить приоритеты, сделав акцент на наращение собственного промышленного потенциала, направить максимум сил и средств на реализацию новых и развитие действующих проектов, призванных заложить основу роста отечественной экономики на многие годы вперед.

Арсений Фавстрицкий

Распечатать